• Приглашаем посетить наш сайт
    Лесков (leskov.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "D"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    3DAME
    10DAN
    2DANCE
    3DAS
    3DAVID
    2DAVIDSON
    2DAVIE
    2DAY
    1DEAR
    1DEATH
    1DEBACLE
    1DEC
    2DECAMP
    1DECLARATION
    1DEFAULT
    14DEL
    1DELANO
    3DELLA
    1DELUGE
    6DENI
    1DENYS
    6DER
    20DES
    1DEUX
    1DEV
    3DIE
    2DIEU
    1DIGITAL
    1DING
    3DIRE
    1DISTINGUISHED
    1DJIBOUTI
    1DOES
    2DOLCE
    1DONNA
    1DONT
    1DOSTOEVSKY
    3DOWNSIDE
    1DREAMING
    2DRYDEN
    1DUFF
    2DUMAS

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову DER

    1. Преодолевшие символизм. Виктор Жирмунский. Критика
    Входимость: 1. Размер: 78кб.
    Часть текста: — именами Вячеслава Иванова, Андрея Белого и Александра Блока, третье — именем М. Кузмина. За каждым из вождей стоит целый ряд поэтов и писателей второстепенных, зараженных их новым и творческим восприятием жизни. В стороне останутся некоторые крупные предшественники современного литературного движения (Федор Сологуб, Зинаида Гиппиус). Для поэтов первого поколения (Бальмонта, Брюсова и их учеников) символизм был прежде всего освобождением от односторонней аскетической морали русской либеральной общественности. Из интеллигентского монастыря внезапно открылся выход в вольный и широкий мир: «Мир прекрасен! Человек свободен!» — так формулирует Вячеслав Иванов настроение первой эпохи символизма. Надо отдаться жизни и пережить ее до конца как можно более непосредственно, напряженно и ярко, вне разделений на добро и зло, на счастие и несчастие; в силе жизненного переживания заключается смысл и оправдание жизни: Будем как солнце! Оно молодое, В этом — завет красоты (1). Будем гореть жизнью, будем принимать и благославлять жизнь и в радости и в горе, и во взлетах ее и в падениях. Но не только к внешней жизни относится это принимающее и благословляющее стремление: новая школа вводит в поэзию все глубокое и богатое содержание отдельной души человеческой; в жизни человека все интересно и ценно, все достойно внимания, что пережито напряженно и ярко; живая личность поэта, обогащенная и углубленная, становится главной поэтической темой. Поэзия этой эпохи носит характер индивидуалистической лирики. Первые символисты были индивидуалистами в своем поэтическом и жизненном чувстве. Их влияние шло навстречу воздействию Фр. Ницше, а также других, тогда у нас впервые...
    2. Гильгамеш. Автор неизвестен. Перевод Гумилёва
    Входимость: 3. Размер: 78кб.
    Часть текста: не оставит он матери сына, Не оставит он жениху невесты, Дочери герою, супругу мужу, Днем и ночью он пируете с ними, Он, кому доверен Урук блаженный, Он, их пастырь, он, их хранитель, Он, прекрасный, сильный, он, мудрый. Мольба их достигла высокого неба, Небесные боги, владыки Урука, сказали Аруру: «Вот, создала ты сына, и нет ему равных, Но жестоко Гильгамеша, днем и ночью пируете, Жениху не оставит невесты и мужу супруги, Он, кому доверен Урук блаженный, Он, их пастырь, он, их хранитель». Внимает их просьбам Аруру, К Аруру великой они приступают снова: «Ты, Аруру, уже создала Гильгамеша, Ты сумеешь создать и его подобье, Пусть они состязаются в силе, а Урук отдыхает». Внимает Аруру и в сердце рождает подобие Ану, Моет руки Apypy, бросает пригоршню глины. И создает Эабани, героя, силу Ниниба. В волосах его тело, он носит, как женщины, косу, Пряди кудрей ниспадают, подобно спелым колосьям, Ни земли, ни людей он не знает, одет, как Гира, Вместе с газелями щиплет травы, Со скотом идет к водопою, С водяною тварью веселится сердцем. Один охотник, искусный ловчий, У водопоя его заприметил, Еще и еще раз у водопоя. Испугался охотник, его лицо потемнело, Опечалился сильно, горько заплакал, Сердце сжалось, и скорбь проникла до чрева, Он и стадо его поспешно направились к дому. Уста отверзает охотник, отцу возвещает: «Мой отец, человек, что с горы спустился, — Во всей стране велика его сила, Велика его сила, как воинство Ану — По нашим владеньям свободно бродит. Всегда он на пастбище средь газелей, Всегда его ноги у водопоя, Я брожу и не смею к нему приближаться. Я вырыл ловушки, он их засыпал, Я сети поставил, он их вырвал, Угнал от меня он зверей пустыни, Он не дает мне трудиться в пустыне» Уста отверзает отец, охотника учить: «Найди в блаженном Уруке царя Гильгамеша — Во всей стране велика его сила,...
    3. Отравленная туника
    Входимость: 1. Размер: 120кб.
    Часть текста: дворца. Действие происходит в течение 24 часов; между 3-м и 4-м действиями проходит ночь. ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Сцена первая (Имр и Евнух) Евнух Ты Имр из Кинда, кажется? Случалось И мне слыхать о племени твоем. Оно живет не в кесарских владеньях, Не в золотой руке Юстиниана, Но всё-таки достаточно известно, Чтоб я решился выслушать тебя. Имр О, господин, несчастье и измены — Вот всё, что видела моя заря. Родился я к востоку от Йемена В семействе Годжра, Киндского царя. Но слишком дорогим я стал народу И должен был бежать, и много лет Ел хлеб чужой и пил чужую воду, Перед чужим шатром шептал привет. Я сделался поэтом, чтоб ласкали Меня эмиры, шейхи и муллы, И песни, мною спетые, летали По всей стране, как римские орлы. И как-то вечером на состязаньи Певец из племени Бену-Ассад (Как ненавистно мне это названье!) Запел и на меня направил взгляд: «Был Годжр из Кинда воин очень сильный, И сильно плачет Годжрова жена...». Я понял все, увидел столб могильный И умертвил на месте крикуна, Домой я моего погнал верблюда И мчался восемь дней и наконец Увидел: вместо башен камней груда, Обрывки шкур в загоне для овец. Тогда я, словно раненая птица, К Константинополю направил путь. Я думал: Кесарь может...
    4. Фокин П.: Гумилев без глянца (ознакомительный фрагмент). Свойства ума и мышления
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    Часть текста: очень умен, с какими-то иногда даже гениальными проблесками и, этого тоже нельзя скрыть, с провалами и непониманиями самых обыкновенных вещей и понятий. Помню, как меня поразила его реплика, когда Мандельштам назвал одного из сотрудников «Всемирной литературы» вульгарным. – Ты ошибаешься, Осип. Он не может быть вульгарным – он столбовой дворянин. Я думала, что Гумилев шутит, но он убежденно добавил: – Вульгарным может быть разночинец, а не дворянин, запомни. Мандельштам обиженно фыркнул и покраснел. Сам он, понятно, дворянином не был. Конечно, это могло быть только позой со стороны Гумилева, но Мандельштам насмешливо подмигнул мне и сказал, когда мы остались одни: – Не без кретинизма ваш мэтр. Необразованным Гумилева назвать никак нельзя было. Напротив. Он прочел огромное количество книг, и память у него была отличная [23; 73–74]. Ольга Людвиговна Делла-Вос-Кардовская. В записи Л. В. Горнунга: Он поражал своей исключительной памятью и прекрасным знанием русской классической литературы. Вспоминается, например, как он однажды спорил с Анненским о каких-то словах в произведении...

    © 2000- NIV